Экспедиция на К-2 2007 года. (записи из дневника)

Среда
16 июня 2010
Автор: Sanya S.

Экспедиция на Чогори, началась для меня задолго до 26 июня 2007. В начале 2007 года, когда на одной из тренировок, Артем Скопин шепнул мне, что собирается экспедиция на К-2, и Шеф планирует взять пару человек из молодых у меня загорелись глаза, хоть я и имел всего два восхождения на горы выше семи тысяч. К-2 это мечта, для осуществления которой надо было взять себя в руки и начать тренироваться еще более интенсивно. Такие горы ошибок не прощают. В то время я проходил военную службу в СК ЦСКА МО РК в качестве рядового срочной службы, поэтому времени для тренировок было предостаточно. Практически всю зиму я провел на Туюк-су: сначала Федеративные сборы, потом сборы секции Молгачева. В общей сложности я сходил 12 восхождений.

После начался настоящий ад — две тренировки в день с общим километражем 17 -20 км, и во всем этом мне надо было быть на одном уровне с мастерами, «ассами» альпинизма такими как Рудаков Александр, Скопин Артем, Пучинин Андрей, Бродский Сергей и т.д. (в то время Василий Пивцов и Максут Жумаев тренировались по своей, особой программе, они лезли на Эверест)! И все это, естественно, дало свои плоды — второе место в альпинистском двоеборье, первое место на «Первой Казахстанской Мультиспортивной гонке», второе на Чемпионате РК по скальной технике и т. д.

Приближалось 26 июня, день отъезда, но шеф так и не говорил окончательно о составе. За пару недель до выезда я все-таки набрался мужества, и серьезно подошел к Шефу и спросил: Ерванд Тихонович, а какие у меня шансы попасть в экспедицию?. на что он с улыбкой ответил: Саня, а ты уже в составе. Окончательно я поверил в то, что еду только после того, как мне дали именной баул со снаряжением и одеждой.

В состав экспедиции вошли Жумаев М., Пивцов В., Богомолов С., Пучинин А., Бродский С., Исметов М., Скопин Аг. и я. В нашей команде собрались разные по характеру люди, но одинаково подготовленные и имеющие одну общую цель — К-2.

26 июня в 6 00 из автоцентра ТОЙОТА компании Астана Моторс мы, в составе десяти машин, отправились, в сторону Чогори. Весь путь у нас занял 4 дня и плюс 5 дней треккинга.

треккинг через Чимган

4 июля мы дошли до базового лагеря. Он представлял собой, оазис, среди пустынного ущелья реки Чимган на высоте 3900 м, где росла трава, ивы и мирно существовало множество животных. Шеф разрешил выпить по баночке пива. Следующий день был днем отдыха и одновременно днем подготовки к первому выходу. В базе было очень уютно, трава, ручьи и костер по вечерам.

Первый выход. Вышли в 7: 00 погода хорошая, рюкзаки где-то по 23−25 кг. Шагали стройной колонной, бодрым шагом, демонстрируя шефу, какие мы сильные… но через 5 часов пути все закончилось и бодрость и сила. Сначала искали проход в селевых выносах, потом проход в леднике. За десять часов мы так и не добрались до АВС, оставив 200 кг груза на расстоянии полутора часов ходьбы от лагеря. В базовый лагерь вернулись поздно ночью. Лежа в палатке, я понял одно, что К-2 великая и очень сложная гора и что нам предстоит титаническая работа. Весь маршрут представлял собой крутой скальный гребень, с выходами ледовых кулуаров, короче говоря альпинистская «шестерка». В общей сложности у нас было 430 кг общественного груза состоявшего из 4000 метров веревки, ледобуров, скальных крючьев и прочей альпинистской всячины. Следующий день был днем отдыха.

8 июня, второй выход. Команда разделилась на 2 четверки: первая — Вася, Максут, Аггей и я, а вторая, соответственно, все остальные. Замечательный день, день рождения Мамы. После звонка домой настроение улучшилось, идти стало намного веселей. В этот раз, до груза (примерно 30 км и 1000 м набора высоты) дошли быстро всего за 9 часов J. На следующий день планы были просты — надо было перенести 200 кг повыше. где-то на 100 метров по высоте, день пролетел незаметно J. С следующий день стал для меня знаменательным. За 4 года до этого дня, я мечтал хотя бы дотронутся до К-2, увидеть ее воочию …

В тот день: из АВС вышли в 7:00 под гору подошли быстро, через полтора часа стояли на снежно ледовом склоне и разматывали первую сотню метров перильных веревок, было очень жарко, а работать приходилось под ледопадом, поэтому дойти до 1 лагеря нам не удалось. Провесив 150 метров перил, и добравшись до 5400, Мы решили спустится сразу в базу, за что потом получили от Шефа — за, несогласованный с ним, спуск. На следующий день вторая группа вышла из базы, а 12 июня добралась до высоты 5700 м и оставив груз, спустились в АВС.

13 июля, третий выход. Плохая погода. Шли десять часов, по пути встретили вторую группу, на гору они не пошли, выпало много снега, они делали грузовую ходку в МС (middle camp) решили 2 группами остаться в АВС. Всю ночь шел снег. 14 июля вышли в первый лагерь, Пучинин Андрей и Богомолов Сергей решили нам помочь и протоптали тропу до 5300, а после ушли в базу. Бродский и Исметов, со словами «мы в такую погоду не ходим» ушли вниз. Не найдя перил под толщей снега мы вернулись в АВС и просидели там еще сутки. Еда заканчивалась, Вася принял решение: надо идти под маршрут на высоту 5300 и там ставить палатку, а рано утром пробиваться в Л-1. Позже этот лагерь прозвали «Зуб» так как стоял он у подножья большого нунатака, похожего на зуб Все так и получилось, но не сразу. Еще двое суток занимались переноской грузов из АВС на «зуб».

лагерь на Зубе

лагерь на Зубе

выход в первый лагерь

выход в первый лагерь

18 июня был установлен первый лагерь на высоте 5700. Все-таки мы зацепились за гору! 19 июля Васо и я вышли на обработку и повесили 600 м перил, 150 из которых были «ключем» маршрута на высоте 6100. На следующий день, отдохнувшая в базе, 2-я группа, подошла на «зуб». Они должны были сменить нас — мы в этот день прошли ледовый траверс и провесили еще 250 метров.

21 июля мы были в базе. Девятидневный выход отнял много сил, хотелось спать, есть и глоточек пива J. Вторая группа тем временем смогла провесить лишь 400 м, до высоты 6300 из-за плохой погоды спустилась в базу. Отдых в базе как всегда: костер, на обед плов. В общем отлично, уходить не хочется. Три дня в «раю» пролетели незаметно.

25 июня, четвертый выход. Макс в базе — за день до выхода он проколол ступню. Вышли втроем Вася, Аггей и я. Встали в 8:00 (выход был назначен на 11:00) решили не рвать здоровье, и разделили подъем на два перехода, первый до МС, а на следующий день сразу на «зуб».

27 июня. Всю ночь шел сильный снег, поэтому на гору не пошли, а вместо этого решили перетащить груз с АВС в лагерь на «зубе». Весь день плюсовая температура, поэтому на следующий день решили выйти пораньше пока снег был еще смерзшимся. До Л-1 дошли за 3 часа, попили чаю, взяли по 200 м веревки и вышли на «обработку». Шлось тяжело, перила были глубоко под снегом. Дошли до конца перил в 16:30. Силы и время закончились, так что не провесив ни одной веревки вернулись в Л-1, где с горячим чаем нас ждал Аггей. В это время 2 группа вышла из базы в МС.

29 июня встали в пять, вышли в семь, да конца перил дошли довольно быстро. Несли весь бивак и по 100 метров веревки, на конце перил мы с Аггеем догрузились грузом, оставленным 2-й группой. Вася лез первым, впереди 100 метров, скал с натечным льдом, усталость и высота выматывают. К 15:00 мы вылезаем на вершину бастиона и, идя по снежной шапке, я понимаю что сегодня мы сделали еще один шаг к победе. Сегодня был установлен Л-2 на высоте 6500 !

лагерь 2

лагерь 2

работа между вторым и третьим лагерем

работа между вторым и третьим лагерем

30 июня Аггей встал раньше всех, у него была задача спустится на перемычку (высота примерно 6000м) и принести сто метров веревки. Мы с Васей вышли немного позже, с собой взяли всю оставшуюся веревку (550 метров), ее хватило примерно до высоты 6800. В это время ребята со второй группы сделали грузовую ходку с «зуба» сразу до Л-2 и донесли 500 метров веревки.

31 июня. Встали в 6:00, взяв с собой 600 метров. Вышли, оставив Аггея в лагере. До 6800 дошли быстро — часа за два, потом темп снизился. 600 метров хватило как раз до 3 лагеря на 7100 м. На следующий день вышли в 8:00, взяв бивак и 300 метров веревки, которую рано утром принесли Сергей и Андрей. Задача стояла переночевать и спуститься в базу. Ночевка выдалась сложная, хотя, я думаю, что просто необычная, ведь на такой высоте я был впервые. Под маршрутом нас встретил Макс, разгрузил, идти стало намного веселей. Вечером второго августа мы были в базе, шли примерно13 часов. Там все как всегда. Единственные неудобства которые начали нас обременять относились к продуктам — у нас были бараны, рис и мука, но кончился сахар, соль, овощи и чай.

3 лагерь

3 лагерь

Следующий выход был назначен, на 7 августа, в этот раз идти будем вместе, первая и вторая группа, пятеро в одной и двое в другой палатке. Этот выход планировался как штурмовой. Тактика оставалась прежней: МС — «Зуб» — Л-1 — Л-2 — Л-3. Снега на маршруте, стало намного больше, гора стояла белая, как елка в зимнем лесу. Выше 7000 м постоянно дул сильный ветер.

11 августа были в третьем лагере. В 13:00 установили палатку, попили чаю. Решили еще поработать, и взяв по 200 метров, мы Васей отправились вверх. Шли очень медленно, кулуары были лавиноопасны, приходилось обходить вдоль скал. Наша веревка кончилась, благо где-то на 7300 я обнаружил, брошенную разорванную палатку, а рядом 400 метров 7 мм веревки. Но в этот выход нам удалось дойти до 7400.

снежные поля

снежные поля

это я на 7300

это я на 7300

12 августа. Сильный ветер, двигаться очень тяжело, рюкзаки под завязку, по дороге собираем, все полезное, что попадется: веревки, фирновые крючья. Гора не пускает нас, нам удалось продвинутся, еще на сто метров, по высоте. Ставим лагерь, высота примерно 7500. Места очень немного, поэтому приходится много работать, долбить лед, а на этой высоте это очень сложно — болит голова, хочется постоянно пить. Да, и именно здесь под толщей снега, мы нашли польскую палатку, с зимы 2002 года, и закреплена она была, именными ледорубами Дениса Урубко. Это была «так себе» находка, мы обрадовались лишь обнаружив там красную рыбу! В процессе работ один ледоруб, улетел, но другой я потом благополучно спустил. Я знал, что Денис уже на пути сюда, и что они с Сергеем Самойловым, хотят пройти новый маршрут.

7500 м

7500 м

Ночевка была хорошая, площадку заделали отличную — на славу постарались, но ветер не давал покоя. Дерзкий выход на 8000 сорвался. Мы хотели с 7100 выйти сразу в штурмовой лагерь. На следующее утро, мы Васей вышли в 6:00, с собой взяли 400 метров веревки и крючья, весь бивак оставили мужикам, они вышли позже на 2 часа. Ветер не унимался. Узкий кулуар вывел нас на гребень, примерно 3 категории сложности, но на такой высоте он давался очень сложно. Повесили все 500 метров (100м нашли по пути). Все-таки мы вылезли на 8100 и начали готовить площадку, ждать прихода группы. Но на 16 часовой связи узнали что мужики, решили остановится, ниже на 300 метров, и нам с Васей не чего не оставалось как уйти вниз. Переночевав еще одну ночь на высоте 7800 мы решили, что следующий выход будет штурмовым. Нам оставалось пройти 300 метров по высоте до 8100, где мы с Васей уже, за день до этого, подготовили площадку, и от туда досидев до полуночи, идти на штурм. Рюкзаки были переполнены, поэтому приняли решение, что двое средних (относительно расположения в палатке, во время ночевки) могут спать под одним спальником, Сергей ходил в пуховом комбинезоне и носил собой легкий спальник, им мы должны были и укрываться, и я вместо спальника взял еще веревки.

лагерь 4, 8100 м

лагерь 4, 8100 м

вид на вершину с 4го лагеря. Японский маршрут

вид на вершину с 4го лагеря. Японский маршрут

Погода ввела свои корректировки в наши планы. 14 августа мы всей командой, пришли в 4 лагерь на высоте 8100 м и поставили две палатки. Хорошая погода продержалась до вечера. На следующий день начался сильный ветер, видимость снизилась до 50 м, так что решение принято однозначное, 15 августа сидим в лагере. К середине дня двойка Пучин — Бродский приняла решение идти на спуск. Услышав об этом, Аггей тоже решил идти вниз. Пивцов, Жумаев, Богомолов и я решили ждать. Всю ночь ветер не стихал. Утром 16 августа, видимость упала почти до нуля. Двое суток на 8100, без спальника, Сергей постоянно стаскивал наше «одеяло на двоих» J, это невыносимо. Я был готов идти вверх … либо вниз было все равно, лишь бы куда-то идти. Видимо поехала моя крыша и я уже не мог реально оценивать ситуацию. Вася сделал мне укол и мы пошли вниз.

После этого выхода, для меня вершина К-2, будет лишь следующей мечтой, целью, соревнованием самим собой, так как на следующий день мне поставили диагноз — обморожения ног 2 степени, и что следующий выход, повторная попытка штурма, уже без меня. Помимо разочарования, была обида на то, что я что-то сделал не так, где-то ошибся, от усталости не «до махал» ногами, не поправил «чуни».

В базе все было по старому, лишь на днях пришли наши соотечественники, Самойлов Сергей и Урубко Денис. Сергея я знал еще по работе в РОСО, мы много раз участвовали в совместных спасательных операциях РОСО и 051. Дениса знал по горам, он несколько раз, инструктором водил нас на тройки, когда мы только начинали. В этот раз наше руководство решило не выходить в противофазу — до этого мы попадали в досадную ситуацию: отдых всегда был в хорошую погоду, а выходы в плохую. В базе мы просидели 6 дней, за это время, многое обдумалось, делали выводы, выход на штурм был назначен на 24 августа. От выхода сразу отказался Аггей, по своим причинам. На штурм вышли Жумаев, Пивцов, Бродский, Богомолов и Пучинин. В первый же день выхода от штурма отказался и Бродский, по причине плохого самочувствия. Ребята шли наверх лагерь за лагерем.

Мы ходили в гости к нашим, на чай, Денис рассказывал, о своем маршруте, как он хочет его пройти. Мы практически 2 месяца наблюдали за маршрутом по северному контрфорсу, и все два месяца по нему гремели лавины, он был объективно опасен. Как-то раз, сидя в базе, на речке, я задал Денису вопрос: «А мог бы ты, закрыв глаза на все ваши разногласия с Шефом, с Васей и Максом, „забить“ на свою „авантюру“ из-за, объективной опасности, и в месте одной командой доделать, сходить на гору. ведь она нужна вам всем?» На что Денис ответил, что он принципиально не пойдет на наш маршрут. Я мог только согласится с его принципами, ведь сам я тоже стараюсь придерживаться чего-то своего и ни в коем случае не отступать от своих принципов и, тем более, своих слов.

Я и Шеф вышли в «Пакистанский лагерь» место где в подзорную трубу хорошо просматривается вся гора. Из этого лагеря шеф корректировал нашу группу, а я был в подмастерьях. В четвертом лагере от восхождения отказались сначала Богомолов, а потом и Пучинин. На горе оставались двое, они всеми силами пытались пробиться на вершину, по новому еще ни кем не пройденному варианту, начиная с 8100, (путь по классическому варианту, через японский кулуар, был слишком лавиноопасным), провесив еще 600 метров веревки, переночевав на высоте выше 8000 м 6 ночей, дойдя до высоты 8450 м у них кончилось снаряжение, они отказались… в этот раз гора одержала вверх .

В это время наша группа «Здоровье» (Аггей, Сергей Бродский и я) вышла, не на помощь, а скорее в поддержку нашим товарищам. На горе оставалось много снаряжения. Надо было снять МС, АВС, Зуб, 1й, и 2й. лагеря. Мужики спускались медленно, ведь силы истощились, и надо было не «перепахать», ведь когда организм измотан, больше вероятности допустить ошибку, которая может привести к непоправимым последствиям.

На встречу Максу и Васе, на гору вышли только двое, я и Сергей Бродский, правда получилось это только со второй попытки. В первый раз мы вышли рано утром, часов в шесть, я шел первым, пройдя 200 метров по склону из лагеря на «зубе»… Лавина!!! Я сразу же осознал что со мной происходит, но я был готов и заранее отстегнул поясной ремень рюкзака. Лавина всей своей массой несла меня к ледопаду, а я всеми своими силами пытался вырваться. На самом краю мне это удалось. Лавина сама выбросила меня из основного потока и практически вся скрылась в ледопаде. Я решил, что больше ни «ногой» на гору. Но на горе еще двое, и им нужна помощь. За весь день со склона сошли почти все лавины, мы с Серегой приняли решении идти на следующий день, но погода снова внесла изменения в наши планы. Ближе к вечеру пошел сильный снег, и склоны снова покрывались толстым слоем снега. Эмоциональный негатив нарастал, — я подошел к Сереге и предложил идти сейчас, пока еще немного выпало. Он согласился, и мы вышли в пять вечера, сразу во второй лагерь, дойдя до него лишь в два ночи.

С горы до базы мы спускались еще три дня. Всем было ясно, что на этом экспедиция на К-2 для нашей «семерки» закончилось. В общей сложности мы затащили и повесили на гору 4500 метров перил (+ 1000 нашли на маршруте), 100 кг ледобуров, крючьев и карабинов, установили семь стационарных лагерей от базы, из них 4 на горе. Дойти оставалось лишь 150 метров по высоте.

Через 2 недели мы узнали что двойка Урубко — Самойлов, прошла по классическому маршруту, и воспользовавшись перилами и палатками лагерей 3 и 4, взошла на вершину К2. Тем самым поставив жирную точку, они сделали то, на что нам не хватило сил и завершили наши начинания для пользы общего дела! Наконец-то мы сработали как «настоящая команда», мы добились победы. Принципиальной победы! После Денис подал отчет о восхождении в двойке на К-2 на золотой ледоруб Азии, но в том году победу одержала команда Кореи за малоизвестный пик Гармуш.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Google Plus

14 комментариев

14 комментариев

neo

июня 16, 2010 at 21:20    


Спасибо! Дух захватывает… ;)))

MKay

июня 16, 2010 at 21:38    


Здорово! Интересно!
фотки Ада поправит
Теперь про Лхоцзе хотим! ;)

schukhin

июня 17, 2010 at 13:06    


Очень хорошо написано.
Спасибо!

Tip

июня 18, 2010 at 23:52    


Такие расказы писались 10 лет таму назад.
8 встали 10 пришли.
где рамантика???
много информации не точной.(чит хронику экспедиции)

Adko

июня 19, 2010 at 10:34    


Tip, Вы утверждаете, что у Вас боле точная информация, чем у участника экспедиции? :)

Tema

июня 19, 2010 at 11:15    


Tip, а ты думал, там дохрена романтики?! :)) Романтика — это на Мынжилки с девочкой прогуляться, а К-2 — это АДСКАЯ РАБОТА!!!

Zhuma

июня 19, 2010 at 11:23    


Народ жаждет жаренной «рамантики», что бы «охренуть на веки вечные!», тогда читатель А? жол — к космическому моряку!

schukhin

июня 19, 2010 at 11:39    


Эхспэрты в студии)))) Ща нам расскажут, как на К2 ходить, с элементами романтики…

Купил поп-корн, сижу в предвкушении.
)))

Adko

июня 19, 2010 at 11:57    


Думаю. Это глупый спор. вот Софрыгина, Тему, Щукина, Жуму, Нео и Мкая я знаю, а Некто Tip никому не знаком.

Gornyj_Kazakh

июня 19, 2010 at 12:00    


Отличный рассказ. Прочитал с удовольствием. Саня, респект.

schukhin

июня 19, 2010 at 12:17    


Адко, ты не прав!))) За псевдонимом Tip может скрываться какой-нибудь знаменитый клаймбер (Тенсинг например?) и его точка зрения очень может быть полезна для полного восприятия картины покорения Больших Гор. Эт ведь мы тренируемся-тренируемся, а есть такие Восходители, которые от природы мега-мощьные и в любом проявлении трудностей восхождения могут видеть элементы романтики. Tip, выходите из сумрака, расскажите нам, как правильно ходить, и, главное, рассказывать про восхождения!

Adko

июня 19, 2010 at 13:05    


Олега, знаменитые клаймберы не скрывают свое имя, :)
имхо. т. е. вообще, когда хочешь сказать что-то существенное, то надо быть узнаваемым. :)

schukhin

июня 19, 2010 at 13:34    


Ну может быть он не хочет сразу шокировать нас?

Sanya S.

июня 21, 2010 at 14:43    


Спасибо всем за комментарии! мне они очень важны т.к. пишу в первые! :)

Tip отдельное спасибо! критика ни кому еще не вредила! Если я где-то принципиально ошибся, укажите место! — я исправлю!

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.